СМИ о нас

17.12.2017 Елена Никитина: раньше не понимала, что такое спортивная злость, а теперь понимаю! Елена Никитина: раньше не понимала, что такое спортивная злость, а теперь понимаю!

Российская скелетонистка Елена Никитина, одержавшая в пятницу победу на чемпионате Европы в австрийском Иглсе, в беседе с корреспондентом агентства "Р-Спорт" Еленой Дьячковой рассказала о том, как ее изменило решение Международного олимпийского комитета о пожизненном отстранении от Олимпиад, а также призналась, что по-прежнему верит в справедливость.

- Честно говоря, учитывая ваши результаты в нынешнем сезоне, а также то, что трасса в Иглсе так вам подходит, многие ждали от вас здесь победы.

- Эта трасса буквально вылеплена для меня, так она мне подходит. Понятно, что все ждали от меня успешного выступления в Иглсе, да и я сама его от себя ждала. Надо было выигрывать, тем более в данной ситуации. Было сложно, потому что на тренировках не все получалось, да еще и на день меньше каталась. Я немножко даже распсиховалась. Подумала: "От меня все ждут, а я езжу как в первый раз!" Но все равно все сложилось удачно на соревнованиях.

- После первого заезда у вас был солидный гандикап – более 0,3 секунды, и надо было просто спокойно провести вторую попытку в свою силу.

- Я бы, кстати, не сказала, что хорошо ее проехала – так, нормально, но были ошибки. Впрочем, они в первом заезде были. Но я почему-то спокойна была. Вообще, видимо, из-за того стресса, что мы пережили, у меня не было такого, что "все, я сейчас выйду и всем покажу". Даже не думаю, что это соревнования, просто настраиваюсь на свою волну.

Врагу такого не пожелаю

- Есть ощущение, что за последние полгода вы сильно повзрослели.

- Мне многие говорят об этом. Не я такая, жизнь такая (смеется). Видимо, какой-то сдвиг в сознании случился.

- Это хорошо? Какая Лена вам больше нравится – эта или прежняя?

- Нет, та Лена мне нравилась больше. Хотя, может, все это пройдет, ситуация разрешится, и все будет нормально. Но то, что я стала сильнее, более стрессоустойчивой – это бесспорно.

- Вас проверяют на допинг после каждого старта?

- Да. С одной стороны, уже надоело, между стартами постоянно приезжают в гостиницу брать пробы. Не было такого, чтобы на неделе к нам не приезжали. Но с другой стороны, это хорошо, что их так часто у меня берут. Я каждый раз доказываю, что я – "чистый" спортсмен.

- Обидно, что вообще приходится доказывать это?

- Конечно. Если честно, я врагу такого не пожелаю. Никогда не думала, что со мной такая ситуация может приключиться. Но может, все, что ни делается – к лучшему. Возможно, я позволяла себе раньше выступать на каком-то расслабоне, а сейчас другого выхода, как завоевывать медали, у меня нет! Я сама это понимаю.

- После бронзы в Сочи у вас же действительно не было стабильности в результатах, а в нынешнем сезоне вы всегда в топе. Спортивная злость?

- Я раньше не понимала, что такое спортивная злость, а сейчас понимаю. Знаю, что мне нельзя опустить планку, потому что хочется действительно всем доказывать свою силу. Многие смотрят на меня косо, и по-другому ответить я не могу, кроме того, чтобы на трассе делать то, что я умею.

Верю, что все будет хорошо

- После Нового года следующий этап Кубка мира, и получается, что вы каждый день…

- Да, буду в подвешенном состоянии. На самом деле я и сейчас нахожусь в нем. Наслаждаюсь каждым заездом, потому что не знаю, что будет. Может, мне скажут – извини, ты опять отстранена или еще что-то. Я выхожу на каждую тренировку и просто думаю, что мне надо сделать свое любимое дело, насладиться этим моментом.

- Как вы проведете паузу между этапами?

- Эти десять дней? Дома буду тренироваться. Ну, пару деньков отдохну, а больше тренер не даст (смеется). Буду в ЦСКА тренироваться.

- Вера в то, что справедливость восторжествует и вы докажете в Спортивном арбитражном суде (CAS) свою правоту, у вас сохраняется?

- Мне хочется верить. На самом деле столько всего плохого уже случилось, что ты каждый раз думаешь – ну, нет, добро же должно побеждать зло! А тут тебе говорят – нет, сиди. Ты думаешь – ладно, сейчас все будет хорошо. А тебе снова говорят что-то плохое. Я все равно думаю, что все будет хорошо. Правда должна быть за честными людьми. Мы реально всю жизнь положили на это. Лично для меня, я не знаю, как для других ребят, это отстранение – как смертный приговор. Все-таки верю, что все будет хорошо. По-другому быть не может. Такой несправедливости быть не может!