Новости

10.07.2015 Журналист и телевизионный комментатор Анна Макарова в интервью пресс-службе Федерации поделилась впечатлениями о прошедшем сезоне, ожиданиями от нового и мнением о нововведениях в мировом бобслее и скелетоне

Анна Макарова комментирует телевизионные трансляции по бобслею и скелетону с
2006 года. На ее глазах развивался и креп успех нашей сборной команды. Анна,
бывшая спортсменка, мастер спорта по легкой атлетике и скелетону. В августе 2003
года она перешла в скелетон, где сразу выиграла летний чемпионат России по
скелетон-стартам. Неоднократно побеждала на национальных первенствах. В 2004
году закончила факультет журналистики. Впервые поработала комментатором во
время зимних Олимпийских игр в Турине, освещала соревнования по скелетону,
бобслею и санному спорту. После завершения спортивной карьеры в 2009 году
окончательно утвердилась в этой профессии на канале ВГТРК. Пресс-секретарь
Федерации, Георгий Кесоян, попросил Анну рассказать о том, какими ей видятся
перспективы развития бобслея и скелетона как в России, так и во всем мире.

Как бы вы описали свой стиль комментирования?

Макарова: Я всегда говорю, что комментирую для людей разбирающихся в бобслее
и в скелетоне. Есть разная подача материал. Мне нравится комментировать для
профессионалов. Но я всегда держу в голове то, что кто-то может просто
переключиться на нашу трансляцию, случайно увидеть соревнования, поэтому
стараюсь достаточно доходчиво объяснять, что происходит. За последние годы
люди в нашей стране полюбили эти виды спорта.

Далеко не все спортсмены обладают даром красноречия, у вас это от природы?

Макарова: У меня с детства все в порядке с разговорной речью. Помню, еще в
школьные годы у нас в Северном округе Москвы проводили конкурс "знатоки
олимпизма". Там задавали вопросы из области спорта. Я хорошо отвечала, меня
заметили и пригласили на местное телевидение "ТИРС", где я до поступления в
институт проработала спортивным корреспондентом. Это были мои первые
шаги в телевизионной профессии.

Как вы решились комментировать бобслей, ведь это не просто?

Макарова: Да, надо уметь видеть эти соревнования. Мне нравилась скорость,
нравились эти виды спорта. Я входила в национальную сборную России. Многое
успела повидать. Знаю треки. Понимаю, как можно и как надо проехать. Все
началось для меня с Турина. Тот первый успех российской команды по бобслею
на Олимпийских играх  в 2006 году мне хорошо запомнился. Мы тогда сенсационно
завоевали серебряную медаль в четверках. Ребята (Александр Зубков, Алексей
Селеверстов, Филипп  Егоров и Алексей Воевода) уступили всего тринадцать
сотых секунды не кому-нибудь, а Андре Ланге! Это была фантастика!

Как, по-вашему, изменился российский бобслей с тех пор?

Макарова: После Турина мы только прибавляли и все чаще оказывались на
пьедестале почета. Все ждали, что сборная покажет себя и в Ванкувере. Но
все оказалось не так просто. Мало кто знает, что в 2007 году Александр Зубков
получил серьезную травму (полный разрыв ахилового сухожилия), после
которой многие заканчивают карьеру, но он восстановился. Зубков работал
с удвоенной энергией, ему очень хотелось привести сборную команду России
к олимпийскому успеху. Это закончились триумфом российского бобслея в
Сочи. У других пилотов в нашей команде тоже были результаты в Кубках
мира. Но, по сути, вся та эпоха, откровенно говоря, держалась на одном
пилоте. Мы не могли тогда тремя экипажами показать высоких общих
показателей, но всегда были одними из лучших в разгоне. Это был наш конек
на протяжении многих лет.

Как сильно поменялась картина лидерства в мировом бобслее за это время?

Макарова: Бобслей – это не только мастерство самих атлетов, но еще и труд
разработчиков инвентаря. В свое время в Германии это очень хорошо поняли
и создали  институт исследований и разработки спортивного инвентаря FES.
Он находится на берегу реки Шпрее в восточной части Берлина. Его задача
сделать так, чтобы немецкие спортсмены имели самок передовое техническое
оснащение. И пока их техника одна из лучших в мире. Поэтому, в бобслее
всегда ощущается немецкое доминирование. И оно будет присутствовать,
потому что немцы всегда сосредоточены на конечном результате. Это их вид
спорта. Провалив выступление в Сочи, сборная Германии сделала очень
серьезные выводы, выровняв свои результаты (опять же во многом благодаря
техническому оснащению) и подтянув физические данные спортсменов.
Сборная команда США по бобслею совместно с компанией BMW за год до
Олимпиады создали новые двухместные сани с использованием легковесных
материалов, что улучшило их аэродинамику. За пару сезонов особенно
выросли результаты у американской женской сборной. На мой взгляд, в
женском бобслее сейчас настает время Эланы Майерс-Тейлор. Сборная команда
России не имеет своей техники. Мы привыкли ее закупать, и сейчас у нас тоже
хорошее оборудование. Но результаты этого сезона говорят о том, что мы начали прилично отставать. Многие, в том числе президент Федерации, Георгий Беджамов, отмечают, что это переходный период. Я готова с этим согласиться. Но уход нескольких спортсменов не должен был так сильно повлиять на наши результаты. К сожалению, такое бывает. И в следующие два года нам предстоит очень большая работа.

Кого бы вы отметили из наших выступающих бобслеистов?

Макарова: На мой взгляд, у нас сейчас тот период, когда каждый из пилотов может стать первым номером в сборной. Номинально - это Александр Касьянов. Его результаты и спортивная карьера показывают, что именно он должен стать настоящим лидиром команды. Но в этом сезоне Касьянов не так ярко проявил себя. С одной стороны он стал серебряным призером Чемпионата Европы. Но его слабое выступление на Чемпионате Мира, у меня оставило двоякие чувства. Этот год должен стать решающим для многих, учитывая, что последние нововведения IBSF (а именно предполагаемое сокращение квот для экипажей), может создать нам дополнительную проблему с подготовкой к Пхёнчхану.

У нас появилась отдельная дисциплина, монобоб, где идет подготовка новой смены. И в ней мы показываем хорошие результаты.

Макарова: Монобоб, это поэтапный переход молодых спортсменов в бобслей. И он происходит в возрасте17-18 лет, не раньше. Монобоб может помочь спортсменам в 15-16 лет лучше понять, что это за вид спорта и кем они могут стать. Это конечно прекрасная школа пилотов, но ее результаты мы увидим не в ближайшем будущем. Сейчас дали возможность разгоняющим, Алексею Негодайло и Петру Моисееву, попробовать свои силы в пилотировании. И это совершенно правильно, на мой взгляд. В мирового бобслея сейчас как раз тенденция, когда пилот ни в чем не должен уступать физически лучшим разгоняющим.

Как вам видятся перспективы в нашем скелетоне? Начнем с мужского?

Макарова: Российский скелетон сейчас на очень хорошем уровне. У нас есть Олимпийский чемпион Александр Третьяков, который начинал на моих глазах. Это настоящий пример для молодых, чего можно добиться в жизни. Сейчас вспоминаю, как многие специалисты того времени говорили: «Да, это «русская ракета» (намекая на фантастически быстрый разгон), но вряд ли он скоро станет соперником для мировой элиты». Но Александр не только очень талантливый, но и исполнительный спортсмен. Работа связки тренер-ученик, в его случае, работает идеально. Он всегда доверяет тренеру. Для меня Третьяков по-настоящему раскрылся после того, как завоевал бронзовую медаль на чемпионате мира в Лейк Плесиде в 2009 году. Это одна из самых тяжелых трасс. Для Саши она была в то время крайне неудобной. Но когда я увидела, как он сражался, то была поражена.

Вы также начинали с Сергеем Чудиновым, и наблюдали его развитие в скелетоне?

Макарова: Сергей, на мой взгляд, очень трудолюбивый спортсмен. Долгое время именно на него шла ставка. У него была хорошая база, он бывший саночник и прекрасно знал трассы. Наверное, на тот момент (2003 – 2004 годы), Чудинов, был самым перспективным спортсменом. Но тогда в сборной не было должного технического материала, с помощью которого можно было бы конкурировать, в большей степени это касалось полозьев. Имея современную техническую поддержку, Сергей мог показывать другой результат. Затем все выровнялись, набрались опыта. Но все равно, целеустремленность и трудоспособность привели Чудинова к очень хорошим результатам. Он бронзовый призер Чемпионата мира, серебряный призер Чемпионата Европы. В какой-то момент, его начали мучать травмы, и это сказалось на результатах. Уверена, что он еще покажет себя.

По этому сезону хочется, конечно, отметить и чемпиона мира среди юниоров, Никиту Трегубова. Спортсмен идет по стопам Александра Третьякова. Мало того, что они из одного города, так мне кажется, они даже психотипами схожи. Никита спокойный, уравновешенный, немногословный и при этом такой же исполнительный спортсмен. Он отлично чувствует трассы, траектории, здорово лежит на скелетоне. Главное, чтобы раньше времени у него от успеха не закружилась голова, такое бывает с молодыми спортсменами.

Что вы думаете по поводу выступления нашей женской сборной по скелетону?

Макарова: Наша команда очень хорошо прибавила. Мы долгое время не могли показывать высоких результатов. В те времена, когда я начинала выступать, в Кубке мира мы могли рассчитывать только на попадание в топ 15, не более. Не хватало наката и техники. Приходилось учиться в соревновательном ритме. Первопроходцем была Екатерина Миронова, серебряный призер чемпионата мира 2003 года, на ней все держалось. Чуть позже надежды стала подавать Светлана Васильева (Трунова). В 2008 году она завоевала серебряную медаль чемпионата Европы. Сейчас все изменилось в лучшую сторону. Пришли амбициозные, молодые спортсменки, с желанием показывать результат. Появилась техника, юниорская сборная. Многие девушки проходят соревнования поэтапно. От Европы к Интерконтинентальному кубку и далее к Кубку мира. Долгое время сборная выступала только на этапах Кубка мира, потому что для других соревнований элементарно не хватало скелетонов.

В этом сезоне лидерство у женщин в скелетоне перешло к Орловой.

Макарова: Олимпийский сезон показал, что в команде появилась внутренняя конкуренция, благодаря которой девушки стабильно стали показывать высокие результаты. Подтверждение тому - бронзовая Олимпийская медаль Елены Никитиной. Это был настоящий успех. То, что сделали Елена Никитина, чуть раньше Светлана Васильева и Ольга Потылицына, то, как выступает в этом сезоне Мария Орлова, говорит о том, что спортсменки долго и упорно трудились. Они поверили в свои силы, и в то, что можно входить в топ сильнейших скелетонисток мира. Именно конкуренция рождает результат и это круто!

В чем особенность развития российского бобслея и скелетона по-вашему?

Макарова: У нас спорт развивается иначе, чем во всем мире. Наши спортсмены находятся на полном обеспечении Министерства спорта, занимаются подготовкой на постоянной основе. Это их профессия. И это хорошо. Государство помогает спортсменам выезжать на крупнейшие соревнования, помогает с техникой и оборудованием. У нас есть собственная трасса в Сочи, появился прекрасный спортивный комплекс в Парамоново. Что еще надо? Ни одна страна так не поддерживает своих спортсменов. В США или в Европе у каждого члена сборной команды помимо спорта есть еще и основная профессия. В летнее время они занимаются другой деятельностью. От бармена до инструктора по фитнессу. Кто-то полицейский, кто-то пожарный, кто-то врач и так далее. В Германии очень развита клубная система. Трое из четырех пилотов немецкой сборной могут представлять абсолютно разные клубы.

Тренер сборной по скелетону Вильфред Шнайдер сказал недавно, что как спортсмен мог только мечтать о такой базе, как в МСБК «Парамоново».

Макарова: Полностью с ним согласна, сама недавно в этом смогла убедиться. Кстати, Вильфред Шнайдер, единственный тренер - техник в мировом скелетоне, чьи команды обязательно завоевывали медали на протяжении четырех олимпийских циклов. У него хорошая техника, на которой спортсмены показывают прекрасные результаты. Но что будет, если вдруг Федерация прекратит с ним сотрудничать? Тоже самое касается бобслея. Нам нужно развивать собственные технологии. В нашей стране для этого есть все возможности. Иногда, я не понимаю, почему нам легче что-то купить, чем самим сделать? Почему бы не попробовать сейчас собрать свой болид? Уверена, что через несколько лет мы смогли бы создать достойную замену.

Что вы думаете о последних решениях принятых на Конгрессе IBSF?

Макарова: Понимаю, что хотели как лучше. А получается, что принятые решения могут только ухудшить ситуацию. Я не знаю, против кого сработают планируемые новые квоты? Если брать сборную России, то для нас квота в 2 экипажа на Чемпионате мира, это плохо. У нас есть планы развивать бобслей и скелетон, а получается, что в ближайшие два года нам придется умерить свои аппетиты. Выбрать лучших из лучших, а потом уже после Олимпиады думать, что делать дальше. Но мы это уже проходили, можем упустить это время для подготовки новых сильных спортсменов. По поводу решения об уменьшении допустимого веса в женском бобслее. В IBSF сказали: « Тем самым мы пытаемся привлечь новых спортсменок». Тогда у меня возникает вопрос, из какого вида спорта вы хотите их привлечь? Не из гимнастики случайно? Бобслей это своеобразный вид спорта. В него приходят волевые, физически сильные, выносливые спортсменки. Те, кто любит скорость, и адреналин. Это девушки не из бальных танцев. На мой взгляд, проблема в женском бобслее на самом деле заключается в его недостаточном финансировании. Международной федерации нужно подумать над тем, как привлечь спонсоров, как лучше представить бобслей, и как сделать интереснее телевизионную картинку. Я бы предложила для повышения интереса создать гонку чемпионов в бобслее, где лучшая десятка поборолась бы за солидный спонсорский денежный куш. Вынести эту гонку заключительным этапом. И пусть победитель общего зачета Кубка мира, или лидирующая в сезоне нация, выбирает место, где эта гонка чемпионов будет проходить. В этом сезоне, например, лидировала Латвия, ей бы и предоставили возможность выбирать место. Надо сосредоточится на поиске таких привлекательных форматов, чтобы подогревать интерес к нашим дисциплинам, а не создавать проблемы спортсменам. Кто-то говорит, что квоты вводят против команды Германии, которая в этом году в бобслее выставила на Чемпионате мира четыре экипажа в каждом из видов. А давайте взглянем на турнирную таблицу. Что сделают немцы в этих обстоятельствах? Они из этих четырех экипажей соберут два сильнейших, которые будут бомбить так, что все ахнут. А их талантливая молодежь (которая в бобслее есть пока только у них) обеспечит третий экипаж на Чемпионате мира и Олимпийских Играх. Сборная Германии будет при этом постоянно доминировать. Вот к чему мы идем.

Нововведения объясняются необходимостью развития бобслея в малых странах. Да,  бобслей не из дешевых видов программы. Но посмотрите, ведь итальянцы, голландцы, поляки, спортсмены Монако выступают в Кубке Европы, а не в Кубке мира, имея при этом квоту. Потому что таким образом им проще и дешевле набрать очки, чтобы отобраться на Чемпионат мира. При этом на последний Чемпионат мира приехало не так много национальных команд, всего около 20-ти. А мы ведь говорим об олимпийской дисциплине. Ссылаться на постолимпийский сезон? Хорошо, посмотрим, что будет в новом году. Но пока к принятым решениям конгресса IBSF - у меня больше вопросов, чем ответов.

makarova-s