Новости

13.12.2012 Пьер Людерс: выбрал эту работу из-за потенциала российских бобслеистов Главный тренер сборной России по бобслею и скелетону Пьер Людерс в беседе с корреспондентом "Р-Спорт" Еленой Дьячковой оценил старт команды в Кубке мира и поделился мнением о ротации состава, целях на сезон, а также проблемах российских бобслеисток и скелетонисток.

- Прошло четыре этапа Кубка мира, и уже можно подвести какие-то предварительные итоги. Вы довольны выступлением команды?

- Думаю, в целом команда прибавляет от недели к неделе, и тренерский штаб всегда ждет улучшения от гонки к гонке. Могу сказать, что девушки определенно прибавили в пилотировании. В Винтерберге Ольга Стульнева и Анастасия Тамбовцева, вероятно, провели лучшую гонку с начала сезона. Но понятно, что нам, конечно, не хватает старта. Хотя и пилоты, и разгоняющие работают изо всех сил и не опускают руки, улучшения есть, и это хорошо.

Команда Александра Зубкова выступает успешно. В "двойках" виден явный прогресс, если сравнивать результаты, начиная с этапа в Лейк-Плэсиде. Ну а статистика в "четверках" говорит сама за себя.

Александр Касьянов прибавляет, в Уистлере он выиграл свою первую медаль в сезоне, и в "двойках" у него тоже есть улучшения. Также мы видели хорошие результаты у Алексея Стульнева в Винтерберге и у Никиты Захарова в Уистлере.

Дмитрий Абрамович достаточно давно не выступал в Кубке мира, и сейчас ему нужно вернуть былую форму. Это цель, которая стоит перед ним.

Всего в нынешнем сезоне на этапах Кубка мира у нас выступало уже пять пилотов. И благодаря тому, что сразу пятеро имеют опыт выступлений на таком уровне, наша команда становится сильнее.

- То есть, вы продолжите использовать ротацию состава в этом сезоне?

- Мы хотим, чтобы в Кубке мира как в "двойках", так и в "четверках" выступали лучшие команды и, в первую очередь, пилоты. В некоторых случаях нам намеренно приходилось подключать молодых пилотов на этапы КМ. К примеру, Александр Касьянов был дисквалифицирован в Лейк-Плэсиде, и нам пришлось послать его в Ла-Плань на Кубок Европы, а взамен вызвать Стульнева на Кубок мира. Конечно, неприятно, что с Касьяновым случилась эта дисквалификация, но зато мы смогли дать молодому пилоту возможность проявить себя, а именно этого мы и хотели изначально.

- Похоже, Александру Зубкову место в сборной гарантировано во всех соревнованиях, но есть ли другие, кто, например, точно поедет на чемпионат мира?

- Возможно, когда российские журналисты лучше узнают меня, они поймут, что я никогда не делаю предсказаний и прогнозов, потому что теоретически может произойти все, что угодно. Но у нас сейчас есть пять пилотов. Россияне всегда очень удачно выступали в «четверках» - даже в те времена, когда я еще сам был спортсменом. И нам нужно сейчас сделать не только так, чтобы Зубков и в "двойках" стабильно добивался успеха, а чтобы все наши экипажи были бы конкурентоспособны на чемпионатах Европы и мира и в «двойках», и в "четверках". Либо мы можем сделать так, чтобы пилоты, способные выступить сильно только в "двойках" или только в "четверках", участвовали в соревнованиях в своих коронных дисциплинах.

- Говорят, что лидеры сборной России пропустят этап Кубка мира в Альтенберге, запланированный на 31 декабря – 6 января.

- Пока рано говорить об этом. Это внутреннее решение, и оно еще не принято. Для начала нам нужно будет посмотреть, как пройдет этап в Ла-Плани. И я вообще не хотел бы рассуждать о планах – я за свою жизнь видел столько планов, которые в итоге были выброшены в помойное ведро. Если говорить о планах за неделю-две до событий, можно попасть впросак.

Этап Кубка мира в первую неделю после Нового года – не слишком приятное событие для российских спортсменов. Этот праздник – самый главный для россиян. Да и, к слову, многие спортсмены из других стран тоже недовольны решением провести этот этап в самом начале января. И не факт, что они приедут в Альтенберг.

- Одна из главных причин, по которой я выбрал эта работу, а, как вы понимаете, у меня были и другие предложения и варианты, тот потенциал, который я видел у сборной России. Что интересно для иностранца – для европейцев, и россиян в том числе, важнее чемпионаты Европы, мира и Олимпийские игры, чем Кубок мира. После разочарования на чемпионате мира в Лейк-Плэсиде мы ждем медалей на предстоящих чемпионатах Европы и мира. Все, что мы делаем сейчас, все, на что направлены наши усилия, это удачное выступление на этих турнирах.

- Как вам работается с россиянами? Многие иностранцы, работающие в России, говорят, что порой им приходится нелегко…

- Я скажу абсолютно честно – здесь все по-другому. Но с мотивацией у нас проблем никогда не было. Многое зависит от тренеров. Если они мотивированы и показывают это, если спортсмены видят, что тренеры просыпаются раньше всех, а ложатся позже всех, и приходит успех, они начинают понимать, для чего это все делается. Неважно, в какой стране ты работаешь – всегда будут какие-то спортсмены, которые очень высоко мотивированы и ребята, у которых нет мотивации. Но они в итоге уходят из команды, потому что это спорт.

- Иностранные специалисты говорят о том, что российским спортсменам присуща рефлексия, они слишком много думают о неудачах. Вы с этим сталкивались?

- Да, в Уистлере. И в Винтерберге тоже. Когда-то я тоже был молодым спортсменом, и у меня был тренер, который имел уникальную способность – он знал, как сделать так, чтобы я расслаблялся и за счет этого мог показывать результаты. Он всегда говорил: "Ты должен сохранять спокойствие, просто скатывайся вниз по трассе, не думай слишком много и не надо слишком многое менять!" Если все это так просто доносить до спортсменов и показывать им, что ты уверен, это чувство уверенности передается и атлетам. Это правило работает и с русскими. Очень просто накрыть всех одним одеялом, сказать – вот, они все одинаковые в этой сборной, но это не так, ведь все люди разные.

Когда я еще был спортсменом, у меня и у самого была уникальная возможность работать с иностранными тренерами – швейцарцами. Я и Флориан Линдер не собирались приходить сюда и что-то рушить, принижать русских спортсменов. Никто не хочет, чтобы кто-то со стороны пришел и начал говорить – здесь все неправильно, да на самом деле это и не так. Наша философия была очень простой – мы вносим какие-то небольшие изменения, чтобы они могли привести команду к успеху. И мы были очень сконцентрированы на том, чтобы узнать людей и завоевать доверие, ведь мы были новичками в команде.

- Вы и старший тренер женской бобслейной сборной Малколм Ллойд говорили о том, что в качестве разгоняющих в сборную нужно приглашать легкоатлеток. Но разговоры об этом идут давно, а изменений нет.

- Может, раньше просто почему-то считали, что это невозможно сделать. Нужно приложить какие-то усилия, чтобы сделать первый шаг. И я, и Малколм полны желания сделать это. Пока нет причин паниковать, и у нас есть время до Сочи.

- Президент легкоатлетической федерации сказал, что готов сотрудничать с Федерацией бобслея в этом вопросе.

Это здорово. Естественно, мы не собираемся воровать легкоатлетов. Мы хотим, чтобы все было скоординировано на всех уровнях – от президента до каждого члена команды. Нам всем в итоге нужно хорошее выступление сборной России, это общая задача. Ну и, конечно, все должно быть сделано профессионально и правильно, нельзя просто выдергивать спортсменов из других видов.

- У вас есть объяснения спада результатов скелетонисток? В Винтерберге наша спортсменка впервые в сезоне вошла в десятку лучших.

- Когда вы соглашались на пост главного тренера сборной России, у вас были какие-то ожидания от команды? И оправдались ли они?

- Их проблема похожа на ту, которую испытывает женская бобслейная команда. Спортсменкам-скелетонисткам тоже не хватает старта. Елена Никитина, которая стала в Винтерберге десятой, провела здесь первый этап Кубка мира в карьере, и если мы посмотрим на статистику, мы сразу увидим, что у нее был очень хороший старт. Мы не хотим излишне критиковать спортсменов, но это же обычная математика – если у тебя лучше старт, к концу трассы преимущество может только вырасти. Это касается и бобслея, и скелетона, и ребят, и девушек – фактически если оборудование практически одного и того же уровня, как и навыки пилотирования, то очень многое зависит от старта. Прекрасный пример – Александр Третьяков. Когда он только начинал выступать в Кубке мира, у него был отличный старт, но он финишировал вдалеке от лидеров, а со временем он улучшил пилотирование и стал попадать в медальные позиции.

- Но почему, к примеру, Ольга Потылицына в прошлом сезоне показывала результаты одного уровня, а в текущем розыгрыше – совсем другого?

- Может быть множество самых разных причин – к примеру, то, как она тренировалась летом, что-то, не относящееся к спорту – может, что-то происходит в семье… Сказаться может даже то, что ты видишь, как другие выступают лучше. Также это может зависеть и от перехода на новую технику. Кроме того, в команду пришел новый тренер Вилли Шнайдер – с новой философией. Всегда нужно какое-то время, чтобы люди привыкли к этому новому.

- То есть, причин паниковать нет?

- Нет. Тем более, тренеры не имеют права паниковать, даже если для паники и есть причины, потому что это легко передается спортсменам, они видят, что что-то не так. Идет рабочий процесс, и он долгосрочный. Зачастую достаточно какого-то одного повода – одной победы, одного успеха, и все может поменяться, ведь победы – заразительны, они вселяют в спортсмена уверенность. Но я также хочу четко сказать одно: мы хотим предоставить всем нашим спортсменам все возможности, чтобы они полностью раскрыли свой потенциал.

Источник: Р-Спорт