Новости

21.02.2012 Семен Макаров: "Зубкова выбрал по фотографии" В довольно специфической для отечественного спорта структуре управления главной бобслейной командой страны 56-летний Семен Макаров занимает особое место. Макаров - тренер сборной по старту, хотя одним только разгоном его полномочия не ограничиваются. Опытный и авторитетный специалист, он один из тех, кому Александр Зубков доверил подготовку своего экипажа.

 

ЗВЕЗДНЫЕ ЛЕГКОАТЛЕТЫ ТАК И НЕ СТАЛИ БОБСЛЕИСТАМИ

- Если говорить откровенно, у вас есть какие-то надежды на двойку? - спросил я Макарова за два дня до начала мирового первенства, когда ни о какой дисквалификации двойки Зубкова не было и речи.

- Я думаю, что существует масса вариантов, при которых мы можем как завоевать медаль, так и остаться шестыми. Обычно тренировочные заезды дают кое-какое представление о раскладе сил, но не в этот раз. То американец Холкомб выскочит, то канадец Раш. У немцев, напротив, пока ничего не получается. Сегодня Махата показал двадцатое время - как это понимать? То ли немцы прикидываются, то ли действительно не могут здесь быстро ехать.

Что касается Зубкова, то он был на тренировках вторым-четвертым, где-то так, - продолжил Макаров. - Поэтому нельзя сказать, что двойка слабая, потому что в ней нет Алексея Воеводы. Дима Труненков сейчас показывает старт, не сильно отличающийся от того, что был бы, разгоняй Зубкова Алексей. Пару недель назад в Уистлере на этапе Кубка мира они стартовали 4,81. Два года назад на той же трассе во время Олимпиады Зубков с Воеводой выиграли бронзу со стартом 4,79. Как видите, разница невелика. Все то время, что Дима стартует в двойке, он прибавляет и прибавляет. Его мастерство "двоечника" явно растет.

- Приоритетом Зубкова на этом чемпионате будет именно четверка. Каким вам видится расклад сил там?

- Еще не было "четверочных" тренировок. Хотя уже сейчас можно сказать, что "поедет" Холкомб. В прошлом году он здесь творил чудеса. Не очень сильно стартуя, в первом заезде приехал на полсекунды быстрее остальных. А во втором - так, как все. Как вот это объяснишь? Специально тормозил что ли на дистанции? Или вспомнить историю в Калгари. Мы показали первый старт, но Махата, проиграв "десятку" на разгоне, с середины трассы ехал, словно с мотором. И таких чудес в бобслее происходит масса! Лично я их объяснить не могу. Одно могу сказать уверенно: если Холкомб здесь выиграет и двойку, и четверку, ничего удивительного не случится.

- После Нового года новичок Максим Мокроусов вытеснил Николая Хренкова с позиции заднего разгоняющего первого экипажа. Мокроусов так силен? У нас появилась новая звезда?

- Сначала это была вынужденная замена, но потом, чтобы не было никаких вопросов, мы устроили тестирование, и Максим его выиграл. Поэтому сейчас он занимает свое место. Хотя о звезде говорить рано. Максим еще учится. И он не так легко обучаем. Зато целеустремлен, собран и старателен. Про Мокроусова мы заговорили еще в апреле, когда он об этом даже не догадывался. Вызвали его на майские тесты, он приехал. Хотя еще выступал потом на чемпионате России по легкой атлетике (Мокроусов - мастер спорта международного класса в спринте. - Прим. С.Б.), а затем пропустил сбор в Павловске. Но Зубков его все время ставил в экипаж, чтобы тот набирал и набирал опыта. Чтобы как можно быстрее стал бобслеистом. У нас в команде много было звездных легкоатлетов, которые так и не стали бобслеистами.

- Вы имеете в виду Евгения Печенкина, Кирилла Сосунова, Руслана Мащенко?

- Да. Не переучили ребят в свое время. Не поставили им правильную технику. Тот же Александр Рябов, неоднократный чемпион страны в спринте, ничего толком в бобслее не добился. В легкой атлетике бег построен на том, что верх туловища должен быть расслаблен. Но в бобслее человек должен не просто бежать быстро, но при этом еще и толкать. И толкать не себя, а предмет, притом тяжелый. Поверьте, Мокроусов, который шестнадцать лет бегал чистый спринт, еще до конца не переучился. То с плечами возникают проблемы, то руки разводит, то таз оставляет сзади. Работаем.

- Главный тренер сборной Олег Соколов считает двух других членов четверки Зубкова - Труненкова и Филиппа Егорова - лучшими боковиками в мире. Согласны?

- Я не считаю их боковиками лучшими или худшими. Они боковики сработанные и на своих местах - вот что важно. На Олимпиаде в Ванкувере у Зубкова возникла мысль поставить Егорова сзади. Звонил мне по скайпу, советовался. Да не надо его туда ставить, ответил я тогда. Егоров на другом месте не будет тем Егоровым, которого мы знаем. Перестановка людей туда-сюда внутри экипажа ни к чему хорошему не приведет. Он пробежит на другой позиции, но на сколько процентов от своего потенциала? Найти для каждого человека то место в экипаже, где он сможет принести максимум пользы, - вот задача.

ГРЕХ НЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ВОЕВОДУ В ЛУЧШЕМ ЭКИПАЖЕ

- Вы однажды сказали, что в нашем бобслее было всего два настоящих задних разгоняющих: Дмитрий Степушкин и Алексей Воевода.

- Да. Это были люди, которым хватало силы и скорости разгонять лучше всех в мире. У меня всегда была мечта объединить всех лучших в одном экипаже. Но это длилось недолго, хотя однажды Степушкин, Воевода и Сергей Голубев побили рекорд старта в Альтенберге, который до этого простоял семь лет. Но тогда были другие времена бобслея, когда пары были классическими: пилот - разгоняющий. Все изменилось после того, как швейцарец Хефти, когда-то один из лучших разгоняющих в мире, стал пилотом.

- Многие считают, что Хефти совершил в бобслее тихую революцию.

- После того как Хефти просто стал доезжать до финиша, по его пути пошли другие. Латыши сделали своего лучшего разгоняющего Мелбардиса пилотом, а сзади поставили второго лучшего. Видите ли, сколько бы Зубков ни тренировался, он никогда не станет Мелбардисом. Вот недавно в Калгари на эстакаде Саша, у которого сейчас ничего не болит, пробежал 5,28. Это быстро, у нас некоторые разгоняющие так бегут. Но следом встал Хефти и показал 5,10. А если бы уперся, то было бы 5,05. Хефти был чемпионом Швейцарии в спринте, он 60 м за 6,4 бежит - чему тут удивляться? Это разница, которую не натренируешь. Мы показываем разгон, на который способны, но этого уже мало, чтобы противостоять двойкам нового поколения. То есть созданным по принципу разгоняющий - разгоняющий.

- В Сочи именно они будут диктовать моду?

- Да они уже ее диктуют! И чем больше эти разгоняющие набираются опыта пилотирования, тем дальше они уходят от остальных. Конечно, тому же Мелбардису в Лейк-Плэсиде будет тяжело просто доехать до финиша. Он еще сырой совсем пилот. Но Хефти доедет - он за четыре года уже кое-чему научился. А разгонится на "десятку" быстрее. Да он это уже показывает здесь на тренировках, словно говоря всем остальным: "Ребята, я-то с Холкомбом поборюсь. А вот вы - не знаю".

- Почему в России не пошли по этому пути?

- Мы все знали и все понимали. Просто последние годы этим никто не занимался. Была попытка сделать пилота из Ольги Федоровой, показывавшей когда-то первый старт в мире с Алей Коваленко, которая была, прямо скажем, не гигант. Но возникла другая проблема, потому что Федорова перестала тренироваться так, как должна это делать разгоняющая. Если раньше она в беге на 50 м с тачкой везла Виктории Токовой полсекунды, то сейчас - полторы "десятки". Это уже не та Федорова, хотя к Сочи ее еще можно грамотно подвести. Я поработал с ее разгоняющей Ритой Измайловой, та прибавила. Но их нужно готовить вместе как один экипаж, а не просто присоединять одну к другой. Так это эффекта не даст.

- То есть на перспективу мы уже проигрываем?

- Конечно. Зубков уйдет после Сочи, и с кем мы останемся? Саша Касьянов, к примеру, бегуном не родился. На их фоне он смотрится "трупом", хотя его нельзя обвинить в лени или в чем-то еще. Он работает, и много. Просто если ты рожден черепахой, нельзя стать орловским рысаком. Поэтому в двойке у того же Касьянова перспективы ограничены.

У нас раньше в пилоты шли те, кто в разгоняющие не годился. А нужно-то по-другому! Лучшие ноги сажать на место пилота. Когда я однажды увидел, как Хренков на скорости 200 км/ч за рулем автобуса заехал, не задумываясь, в узенький проем, я сказал ему: "Коля, может, ты гениальный пилот, просто этого не знаешь?" Конечно, готовить пилотов из разгоняющих - это более длинный путь, чем забирать саночников, как мы делали все последние годы. Ведь того же Зубкова мы с Валерием Лейченко нашли, просто выбирая по фотографиям. Зубков в саночной команде был самый высокий и крупный. У нас и Альберт Демченко мог в бобслее осесть, когда Валерий Силаков его из саней выгнал. Просто мы тогда были нищими, с двумя бобами на всю сборную, поэтому не могли дать Демченко место пилота - отправили того болтаться в скелетон, пока он не вернулся в сани.

- Правда ли, что проблема двойки Зубков - Воевода, если оставить за скобками человеческие отношения, заключается в весе спортсменов? Конкретно, в весе Воеводы?

- Да, и это хорошо проявилось на прошлом чемпионате мира в Кенигзее. В идеале соревновательный вес Зубкова - 103 кг, а Воеводы - 112 кг. Но вес, в котором Леша чувствует себя комфортно, - 117-118 кг. Он столько и весил, когда приехал в Кенигзее, после чего за неделю героически эту разницу сгонял - в муках. Не пил воду, почти ничего не ел. Только банками глотал какие-то ядреные перцы, которыми сжигал себе изнутри желудок. Чуть до язвы себя не довел. Зубкову тоже пришлось худеть в срочном порядке, а ведь им на старт нужно выходить сильными. Поэтому мы Воеводе говорили: "Леша, не приезжай за две недели, чтобы все мучились. Сделай это раньше".

- Вы не боитесь, что после известных событий Воевода уйдет из спорта?

- Я надеюсь, что победит здравый смысл, а не амбиции двух спортсменов, каждый из которых по натуре лидер. Думаю, что Леше просто нужно сделать первый шаг. Пусть возвращается и доказывает, что он лучший. Если это произойдет, грех не использовать его в лучшем экипаже.

- Вы имеете в виду и двойку, и четверку?

- Да.

Источник: Спорт-Экспресс