Новости

15.02.2012 Александр Третьяков: «Надеюсь, впереди меня ждут ещё 5 олимпиад!» «Порой я мчусь со скоростью 140 км/ч. Надо думать так же быстро, иначе не победишь», - рассказывает лучший скелетонист страны. Без тренировочных баз, на самодельных санях он стал единственным российским призёром Олимпийских игр. Накунуне чемпионата мира по бобслею и скелетону «АиФ» пообщался с Александром ТРЕТЬЯКОВЫМ и понял, что спуститься с горы лицом вниз может только лёгкий человек. 

 

Ямайцы и боб

- Хорошо, давайте с самого начала. Скелетон - это когда спортсмен на лёгких санях лицом вниз и головой вперёд мчится по ледяному жёлобу. Страшно? На самом деле это только кажется. Знаете, что по-настоящему меня ужасает? Прыжки с трамплина! Я бы никогда не рискнул. На соревнованиях в Солт-Лейк-Сити точка старта нашей трассы и трамплин для прыжков находились рядом. Я почти не мог смотреть на то, что вытворяли ребята. Вот это настоящий экстрим, а не скелетон.

Я как-то посмотрел фильм про легкоатлетов из Ямайки. Они не прошли отбор на летнюю Олимпиаду и заявились на зимнюю... как бобслеисты. Я прошёл примерно такой же путь, только чуть дальше. Из атлетики в бобслей, а оттуда - в скелетон.

Мой вес 73-74 кг. Именно потому что я такой лёгкий, у меня и не получилось в бобслее. Там твои килограммы играют большую роль - разгон мощнее, скорости выше. Я штангу тягал, отжимался. Мышцы росли, а вес нет... А потом мне один тренер сказал: «Чего ты мучаешься, видишь же не идёт, попробуй скелетон». Попробовал. Понравилось.

Для нашей страны это молодой вид спорта. Нет пока традиций и школы. Но мы потихоньку набираемся опыта, вырабатываем свой стиль. Могу сказать, что в мире русские уже славятся своим скоростным стартом. Быстрее нас не «запрягает» никто, даже немцы. Но чтобы этого добиться, я несколько раз перед стартом каждую трассу буквально по сантиметрам прохожу. Замеряю колдобины, изучаю виражи, кольца и горки.

После Ванкувера

И бобслеисты и скелетонисты входят в одну спортивную федерацию, слушают одно и то же руководство. Но после Олимпиады в Ванкувере скелетонисты молчали, а бобслеисты написали открытое письмо Дмитрию Медведеву о своём конфликте с начальством. «Разговаривали «на матах», как бандиты «на стрелке», обвиняя исключительно спортсменов в непрофессионализме», - это выдержки из того письма. Руководство федерации поменяли.

- Для меня эта смена руководства произошла безболезненно и незаметно. Я всё время или на сборах, или в Красноярске, а Москва далеко. В моей жизни почти ничего не изменилось… (задумывается). Хотя нет! Теперь спортсменов стали спрашивать, что нам нужно, какие коньки для саней лучше, где удобнее сборы проводить. До этого не особо интересовались... Вот что ещё изменилось - раньше я сани в Латвии заказывал, а в этом году решил сам сделать. Купили специальные коньки, их в Канаде и Голландии производят, а раму мне сварили на заводе в Красноярске. На каком? Просили не говорить. А потом я к ним конструкцию-обтекатель из спецволокна приладил. Так и выковываю свои медали. Собственноручно… А за границей? Понятное дело, не так. Там спортсмены в специальных цехах вместе со специалистами не только себе снаряды делают, но и торгуют ими, зарабатывают. Мне некогда. У меня другая цель. Не деньги. Какая? Это очевидно! Сочи - 2014.

И проигрываем мы тем, кто имеет у себя под боком санно-бобслейные трассы. У нас в стране нет ни одной. Долго говорили про трассу в подмосковном Парамонове, но её ещё толком не ввели в строй, а уже реконструируют. Не готова и олимпийская трасса. Так что как до, так и после Ванкувера тренируемся в Латвии.

5 Олимпиад!

Но многое вызывает вопросы. Вот случай Скворцовой.

Два года назад в Германии на соревнованиях по бобслею из-за ошибки арбитра в боб россиянки Ирины Скворцовой врезался другой спортивный снаряд. Девушка чудом осталась жива и чуть не лишилась ноги.

Когда ты в строю, медали приносишь, ты всем нужен. А когда по нелепой случайности или чужой оплошности ломаешься, то получается, ты выброшен? Надежда только на близких, семью?

Слава богу, в личной жизни у меня всё хорошо. Есть любимая женщина - жена. Она тоже раньше скелетоном занималась, а потом бросила спорт. Не потому что я считаю скелетон мужским делом, просто у неё теперь другая работа - ждать меня.

Трасса, сани, драйв. Я это ни на что не променяю. Это то, ради чего живу. Надеюсь, впереди меня ждут ещё 5 олимпиад!

Источник: АиФ