Новости

21.12.2011 Александр Зубков: мы поставили задачу стать чемпионами и к этой цели идем Двукратный олимпийский призер по бобслею в четверке и двойке, действующий чемпион мира и Европы, обладатель Кубка мира 2011 года в двойке пилот АЛЕКСАНДР ЗУБКОВ после трех этапов Кубка мира идет вторым в общем зачете четверок, а в двойке он и его разгоняющий Дмитрий Труненков в призовую тройку еще не попадали. В преддверии чемпионата Европы лидер сборной России рассказал корреспонденту "Ъ" ВАЛЕРИИ МИРОНОВОЙ о причинах относительных неудач в двойке, объявил главной целью сезона победы в четверке и объяснил, в чем суть его разногласий с разгоняющим их чемпионской двойки Алексеем Воеводой.

— Что вас нынче тревожит и, наоборот, радует?
— Тяжело биться в двойке. И это тревожит. Машина, на которой мы с Алексеем Воеводой стали чемпионами Европы и мира, а сейчас выступаем с Дмитрием Труненковым, скорость держит, а старт пока не соответствует нашим представлениям о нем. Три немецких разгоняющих стали пилотами и убегают очень далеко. Плюс очень прибавил четырехкратный олимпийский чемпион Кевин Куске — разгоняющий Томаса Флоршюца. Он на равных бьется с этими людьми и доказывает, что готов очень сильно. Если задаешь нашей машине хороший старт, то либо она набирает скорость и идет по треку хорошо, либо совершает западания. Анализируя свои и соперников ошибки, я заметил, что, когда ошибаются их пилоты, их машины скорость почему-то сохраняют. И так два этапа подряд. Мы с механиком кое-что придумали и постараемся к чемпионату Европы 2-8 января подвести машину способной бороться за призовые места. Теперь и она дает мне возможность ошибаться, но потом набирает скорость вновь. Трасса в Альтенберге очень трудная, поэтому необходимо отработать все нюансы — и в старте, и в пилотировании. А радует слаженная работа моей команды в четверке. Мы поставили задачу стать чемпионами и к этой цели идем. Новым Wallner очень довольны. На первом этапе в Австрии я нагло уходил на нем от шокированных немцев. Во Франции случился сбой. Мы устранили неполадки и в Винтерберге уступили Флоршюцу в сумме всего 0,02 сек. 
— Клубная система, декларированная в начале прошлого года, себя оправдала?
— Это видно по результатам трех прошедших этапов, на которых к нам не приблизился ни один другой пилот сборной России. Наша команда из 12 человек живет отдельно. Тренерский штаб у нас свой — Олег Сухорученко и Семен Макаров, а также свои врач и массажист. Привлекли мы также пилота Александра Касьянова и подобрали сильных разгоняющих. Когда я убеждал президента Федерации бобслея и скелетона России Георгия Беджамова создать клуб, то возможность спросить с конкретных людей за конечный результат была моим главным аргументом. Ведь если, например, я работаю на всю сборную, то запросто могу все "размыть", так ни от кого ничего и не добившись. А теперь у нас четко записано, кто и за что отвечает в клубе конкретно. 
— Как вы оцениваете перспективы Александра Касьянова?
— Думаю, в будущем именно он займет в команде мое место. Я не вечный. Немцы, например, существенно обновили свой состав, и теперь молодые на равных бьются с ветеранами. А мы в этом аспекте отстали года на два-три. Если со мной, например, что-то случится, то "залатать дыру" сразу будет крайне сложно. Поэтому подготовить смену — еще одна цель нашего проекта. Жаль, если российский бобслей, который мы строили так долго и который затем так долго звенел в мире, умрет и будет похоронен в одночасье. 
— Что произошло между вами и вашим знаменитым разгоняющим Алексеем Воеводой?
— Я выполняю свою работу, а Алексей — свою. Приедет в команду — все станет ясно. Люди по-разному сейчас обо мне говорят. Например, что я изверг. 
— У Алексея Воеводы к вам, судя по его словам, претензия одна: отсутствие с вашей стороны человеколюбия в трудный для него период, когда болела, а затем скончалась его мама...
— Я понимаю, случилась трагедия. Но трагедии случаются у всех. Мы все через это прошли. Но команда ждала. Дима Труненков надеялся, что Воевода заменит его на двух-трех этапах в сезоне. Но Леша приедет только на чемпионаты Европы и мира. Так или иначе, теперь у меня к нему никаких претензий нет. Я не видел, как он работал в межсезонье, ни в одном нашем сборе он не участвовал, поэтому оценить его нынешнее состояние не могу. Последний раз мы разговаривали в августе — во время второго сбора в Сочи, который, к слову, сделали специально под него. Тогда он сказал, что приедет в Парамоново на тренировки. Но не приехал и туда. Команда работает, а он... Теперь вопрос, с кем поедет Воевода, пусть решают тренерский штаб и главный тренер Олег Соколов. Думаю, совместно с президентом федерации Георгием Беджамовым они примут правильное решение, от которого не пострадает никто. 
— А в глубине души вашего многолетнего партнера вы все-таки ждете?
— Только в прошлом году главный тренер дал Леше поблажку. А прежде он всегда ездил на три кубковых этапа, готовился летом с командой, и мы с ним решали, в каких соревнованиях он выступит, а какие пропустит. Да, ему надо отдыхать, и я это понимаю. Но, когда мне сейчас говорят, что он приедет только на чемпионаты, я, мягко говоря, удивляюсь. В прошлом году Воевода все-таки выступил на двух кубковых этапах, вбегался, выступил на чемпионате Европы, уехал и к чемпионату мира готовился индивидуально. По идее Леша, если бы снова хотел выступать со мной, как в прошлом году, должен был приехать на два этапа, вернуться домой, набрать еще формы и потом приехать в Альтенберг. Я говорил ему, что готов работать только так. И не готов в случае чего за несколько дней до старта сгонять вес. Например, его коллега Кевин Куске, заявив о своем намерении завоевать пятое золото в Сочи, готовился с Томасом Флоршюцом все лето. Немцы добились идеального весового баланса своей двойки. Чтобы полностью реализовать свой потенциал, Кевин довел собственный вес до 120 кг, тогда как Томасу, наоборот, пришлось похудеть до 90 кг. Флоршюц, однако, сделал это плавно, а не в авральном порядке, как это на одном чае с лимоном, бывало, делал я, а затем едва не терял сознание при перегрузках на виражах. И если раньше Воевода с Куске боролся на равных, то сейчас вряд ли это получится. Все-таки Леша уже не молодой мальчик, который приедет, крикнет "банзай" и всех порвет. Как бы то ни было, с Алексеем мне работать нравится и я готов делать это впредь. Только и он должен войти в мое положение. Я человек, который все рассчитывает и на чудо не надеется. Есть множество вопросов, которые надо решить на этапах Кубка мира. Так что, если Леша приедет в Альтенберг в канун чемпионата Европы, то я вряд ли стану рисковать. 
— Выходит, если на чемпионате Европы с Воеводой выступите не вы, у Алексея останутся два варианта — либо встать в пару с Александром Касьяновым, либо, что вероятнее всего, с 24-летним дебютантом Никитой Захаровым?
— Я не могу отвечать за других пилотов. Все пилоты принимают решение сами. И если какое-либо решение принял я сам, то никогда от него не откажусь. Пилот отвечает за результат, а разгоняющий — только за разгон и за работу вместе с командой, которая должна быть одним целым. И любой результат я восприму как результат в первую очередь своей собственной работы. 
Источник: Коммерсантъ

< Предыдущая новость Следующая новость >