Новости

07.12.2011 ДМИТРИЙ ТРУНЕНКОВ: "РАЗГОНЯЮЩИЕ - ЭТО НЕ "МЯСО"

 

Когда говорят, что большие люди - добродушные люди, я всегда вспоминаю Дмитрия Труненкова. Вот пример, так пример. Мы знакомы с ним года с 2006-го, и никогда я не видел его в дурном настроении. На 27-летнего Труненкова, вице-чемпиона мира-2008, одного из самых опытных и титулованных спортсменов нынешней сборной России, выпадет в этом году двойная нагрузка. Ему предстоит разгонять Александра Зубкова не только в четверке, но и в двойке. Труненков не ропщет. Труненков всегда готов.

 

- А где сосредоточенное выражение лица? Где нахмуренные брови, символизирующие серьезный настрой перед стартом? - спрашиваю его перед началом австрийского этапа Кубка мира, с которого начался отсчет сезона-2011/12.

- А у меня всегда хорошее настроение перед сезоном. Хочется выплеснуть наружу огромные силы, которые за лето накопил. Здесь, в Австрии, мы уже три недели сидим, звереем. Бежать охота.

- С кем вы готовились к сезону?

- С четверкой Зубкова. Мы и четверка Касьянова, по сути, работали отдельно от остальной сборной. То есть пересекались с ней, но тренировались в разное время и по разным программам. Мне понравилось, очень спокойно все прошло. На этапе Кубка Европы "прикинулись" - пробежали 5,01. Так мы сезон еще никогда не начинали. Но пик формы все же планируем на начало января, под чемпионат Европы.

- А как же чемпионат мира? - Пройдет чемпионат Европы, сбавим обороты. Потом немножко загрузимся, станем выходить на второй пик. Это, конечно, очень тяжело. И возможно только когда за плечами есть опыт.

- Когда вы узнали, что Зубков и Воевода в ссоре и что вам придется выступать с Зубковым в двойке?

- Ой, не хочу эту тему трогать. Во всяком случае, делать это публично. Все, что происходит, происходит между ними. Их "терки", я не влезаю. Знаю, что Воевода приедет на Европу, и у нас с ним будет отбор. Мы это заранее проговорили. Конечно, для меня это неожиданность. Думал, придется Алексея подменять один или два этапа. И готовился к сезону соответственно. Мы с Сашей за все лето двойку сбегали три или четыре раза. Попробовали просто.

- Это настолько разная работа - двойка и четверка?

- Конечно. Начальный импульс на разгоне у боковых и задних разгоняющих разный. Быть задним - это особенная работа. Срыв нужно постоянно нарабатывать, а я летом другим занимался. Начал готовиться к двойке только тогда, когда меня поставили перед фактом.

- Дискомфорт чувствуете?

- Скорее нет. Чего мне бояться с моим-то соревновательным опытом? Просто всегда хочется быть полезным по максимуму. А чтобы быть полезным, к этому нужно быть готовым. Ну да ладно, сделаю все возможное.

- Мы знакомы много лет, но я никогда не спрашивал, как вы попали в бобслей. Мне кажется, это не тот вид спорта, в который мечтают попасть в детстве, тянут за руку родителей. Вы, видимо, бегали спринт?

- Да. Года два. И то - без всякой легкоатлетической школы. Потом случайно предложили попробовать бобслей. И как затянуло! Почему? Просто это вид спорта, в котором нужны и скоростные, и силовые качества. А я с детства сильный был. Штангу любил, разные силовые упражнения. Как проехал первый раз в бобе, влюбился в бобслей. И никогда не жалел о своем выборе.

- Даже когда впервые проехались "на голове"?

- Когда первый раз упал на дистанции, ничего даже не понял. На самом деле это не так страшно, как можно себе представить. Даже при падении ты защищен со всех сторон - плечи, голова. Об лед, конечно, долбит, пока катишься к финишу. Но ничего такого.

- После того как я увидел ледяные ожоги на теле "старой гвардии" - Дмитрия Степушкина и Алексея Селиверстова, - верится в ваши слова с трудом.

- Ну да. Ожоги у ребят жутковатые. Но надо учитывать, что тех трасс, где они эти ожоги получили, уже нет. Лёха в Кортина д’Ампеццо себе заработал - там когда-то борта льдом даже не были обнесены, голый бетон.

- Эту трассу я знаю очень хорошо. Катался на ней на такси-бобе и больше не хочу.

- Катались в Кортине? Сочувствую! Жестокая трасса. Я на ней падал. Помню, проехали два виража на боку, и у меня шлем стерся до пенопласта. Потом нас "поставило" каким-то чудом обратно. Повезло.

- Залихватские времена, когда люди приезжали на финиш "на головах" или вылетали в гравий, позади?

- Да, сейчас бобслей стал гораздо безопаснее. Могу сравнивать, потому что еще застал славные времена бесстрашных бобслеистов. Из того первого поколения сейчас в строю остались немногие - Зубков, Филипп Егоров, тот же Степушкин. Гвозди из этих людей делать надо! Вспоминаю Петю Макарчука, был такой разгоняющий на заре российского бобслея. Шли соревнования по легкой атлетике в Абакане, откуда Петя родом. Все бегали как заведенные. Час разминались, пыхтели. Петя постоял в стороне, покурил в кулак и ка-а-к всем вставил. Медаль с грамотой забрал, и дальше пошел.

- Разгоняющие - всегда в тени пилотов. Не обидно, когда про вас говорят - "мясо"?

- Конечно, обидно. Тем более это неправда. Класс разгоняющего зависит не только от разгона, который сегодня играет ключевую роль, но и от того, как он себя ведет в бобе. - А как надо себя вести?

- Нужно уметь полностью расслабиться. Хотя на скорости сильно за 100 км/ч это, мягко говоря, трудно. Не мешать пилоту. Не совершать никаких движений. С нашими-то килограммами любое движение может поставить машину в юз. Старт длится около пяти секунд, а мы отрабатываем его годами. Одновременный импульс, бег шаг в шаг, синхронная посадка.

- Меня всегда интересовало, как четверо огромных мужиков умудряются на такой высокой скорости синхронно садиться в боб шириной не более полуметра.

- Я могу объяснить технологию разгона. Хотя бы на примере четверки Зубкова. Я бегу справа, Филипп Егоров слева, Коля Хренков - сзади. Коля на старте дает команду к началу. Говорит: "Готов". Пилот отвечает: "Да". Буквально через секунду задний - "и-и-и". На вот это "и" мы вчетвером начинаем синхронное движение. Задний срывает боб, толкая его вперед, а боковики его подхватывают. Пилот пробегает свой участок, запрыгивает в боб. Сколько бежим мы, зависит от длины стартовой эстакады. Филипп слева, он либо сразу прыгает за пилотом, либо делает еще два шага. Так же и я. Либо сразу встаю на подножку за Филиппом, либо делаю еще два шага. Коля запрыгивает последним. Ему дальше всех бежать и терпеть. Потом он командует "хоп", чтобы мы сели синхронно, а не по очереди. Хотя мы часто делаем это уже без команды. Садимся машинально, потому что хорошо друг друга чувствуем.

- При этом задний должен запрыгнуть в боб так, чтобы придать ему ускорение, верно?

- Да. Коля вообще у нас самый занятой. Его задача еще и закрыть ручки разгоняющих. Ну и затормозить на финише.

- Почему вы бегаете в двойке с Зубковым, но в четверке выступаете справа, а не сзади?

- Сзади я бегал в первый сезон. Потом ушел направо, там и остался. Лучше получается. В принципе есть универсалы, способные бегать одинаково с обеих сторон. Но это редкость. Как правило, слева и справа ты пробежишь не одинаково. Это как ложку держать.

- Известно, с какой скоростью вы толкаете боб?

- В среднем больше 40 км/ч. Когда бегут спринтеры, обычные спринтеры, а не Усэйн Болт, то диапазон скорости у них колеблется в районе 36 км/ч. У нас - за 40. Когда ты держишься за ручку, когда есть точка опоры, бежать проще. Если просто бежать по льду, такую скорость никогда не покажешь.

- Интересно, как быстро бежал бы Болт в бобслее?..

- Ямайка как-то привозила трех спринтеров, выбегающих на стометровке из 10 секунд. Ничего не смогли ребята показать. Для меня - не удивительно. Четверка слишком сложная дисциплина, здесь одной чистой скорости мало. Нужна слаженность экипажа. А это годы и годы тренировок.

Источник: Спорт-экспресс