Новости

02.12.2011 Зубков не хочет рисковать, стартуя с листа В прошлом сезоне бобслей стал, возможно, самым успешным нашим зимним видом спорта. Чему доказательством - бесчисленное количество наград на этапах Кубка мира, победа на чемпионате Европы и триумф Александра Зубкова и Алексея Воеводы на мировом первенстве, первый такой титул в истории российского бобслея. Впрочем, при всех успехах зоны роста просматриваются в бобслее довольно отчетливо. Этому был посвящен наш разговор с президентом федерации бобслея и скелетона России Георгием БЕДЖАМОВЫМ и главным тренером сборной Олегом СОКОЛОВЫМ.

ТЕПЕРЬ БУДЕМ ЖИТЬ ПО ПРАВИЛАМ

- Со стороны все смотрится как обычно. Сборы, формирование состава, обкатка техники, все, как и годами ранее. Нынешнее межсезонье вообще чем-либо отличается от прошлого?

Беджамов: - Климатом в сборной. Диалог между спортсменами и тренерами стал деловым, а не эмоциональным, каким он был еще в прошлом году. Я это объясняю тем, что федерация, взяв на себя конкретные обязательства, смогла их выполнить. И все успокоились.

Соколов: - Перед сезоном мы наконец-то прописали на бумаге правила, по которым мы живем: принципы отбора и так далее. Принципы у нас были и раньше, но многое оставалось на чье-либо усмотрение. Кто как видел.

Беджамов: - Да, жили, скажем так, понятийно. Теперь будем жить по правилам. Мне нравится, что у людей, причастных к сборной, прибавилось ответственности. В том числе за то, что они говорят вслух. Кстати, это хорошо проявилось на предсезонном собрании в Сигулде. Раньше критиковали - теперь предлагают. Даже отчетное собрание провели очень быстро, хотя повестка дня была немаленькая, да и Юрий Нагорных (заместитель Виталия Мутко, отвечающий за подготовку к Олимпиаде в Сочи. -Прим. С.Б.) на нем лично присутствовал. Все знают, кто и что должен делать.

- Если климат стал лучше, почему тогда конфликтуют Зубков и Воевода?

- Там нет личностного конфликта как такового. Просто у них разное профессиональное видение одного и того же вопроса.

Соколов: - Недавно в семье у Алексея случилось несчастье. Он позвонил мне и попросил разрешения не участвовать в отборе к чемпионату Европы, как это было в прошлом году, когда он приехал на последний перед чемпионатом этап Кубка мира. Но Александр человек прагматичный и не хочет рисковать - бежать с листа. Он предпочитает синицу в руках, а не журавля в небе. Кроме того, его полностью устраивает состояние Дмитрия Труненкова. Никто, кроме Зубкова, точнее не скажет, как едет боб с конкретным задним разгоняющим, какое ускорение он получает на старте. Это его ощущение, которое невозможно замерить на глазок. Воевода же тренируется. Говорит, не получится с Зубковым, побегу с любым другим пилотом.

- Вы упомянули Нагорных, который возглавляет экспертный совет при министерстве спорта. Бобслей этот совет тоже курирует?

- Безусловно. Полностью контролирует наши планы, проверяет каждую цифру. Сначала проходит предварительное заседание, куда отправляются главный и старшие тренеры. Нас слушают уважаемые люди, приводившие свои команды к олимпийским золотым медалям, - тот же Виктор Маматов. Затем совет собирается в расширенном составе, с руководством министерства. Утверждается программа подготовки на весь сезон, плюс контролируется выполнение целевой комплексной программы на четыре года. Специалисты где-то нас критикуют, где-то подсказывают. Но, насколько я могу судить, оценивают нас достаточно высоко.

- Что может подсказать бобслеистам Маматов - олимпийский чемпион по биатлону?

- Даже в спорте существует четкое планирование. О нем, правда, забыли в 90-е годы, но сейчас государство его возрождает. По расчетам, для успешного выступления на Олимпийских играх у команды за два года до Игр должно быть столько-то призовых мест на этапах Кубка мира, столько-то - за год до Игр. У каждой сборной своя статистика, ее еще называют коэффициентом реализации. В Германии, насколько мне известно, на Ирах "выстреливают" чуть ли не 80 процентов спортсменов, которые регулярно попадают на пьедестал. У нас принято брать за основу 50 процентов. У канадцев в Ванкувере, к примеру, "выстрелило" 42 процента.

Беджамов: - В спорте, как и в любом другом деле, необходим системный подход. А лампочку изобретать не нужно. Она давно изобретена. Модернизировать - это да.

- В чем тогда состоит модернизация?

- В нюансах. Например, мы будем к следующему сезону менять регламент бобслея и скелетона, касающийся возрастного ценза. Сейчас в России можно заниматься скелетоном с 16 лет, а бобслеем только с 18. Мы хотим и там и там на два года ценз опустить. В Европе с разрешения родителей ребенок может начинать тренировки в любом возрасте.

Соколов: - Это важный момент. У училищ олимпийского резерва появится стимул серьезно развивать наш спорт. Ведь 18-летнего парня, желающего заниматься бобслеем, мы никуда не можем пристроить. В бобслее он еще никто, ничего не добился, а для УОР уже вышел из возраста. Ни то, ни се.

Беджамов: - Еще один важный момент - судьи. Не стану сейчас ударяться в рассуждения о том, какую роль они могут сыграть в соревнованиях, скажу только, что эта роль - принципиальная. Мной поставлена задача в кратчайшие сроки подготовить в России как минимум 20 арбитров международного класса. Фактически это целая судейская коллегия, причем составленная из "гражданских" лиц, а не спортсменов.

Мы не хотим подходить к этому вопросу формально, лишь бы поставить галочку: дескать, у нас 20 судей, хотя фактически - никого. Серьезно будем людей готовить. Они нам будут нужны и на сочинской Олимпиаде, и на других международных соревнованиях, которые Россия, хочется верить, будет проводить в дальнейшем.

ВАЛЬНЕР ЗАИНТЕРЕСОВАН В ТОМ, ЧТОБЫ РОССИЯ ПОБЕЖДАЛА

- На днях стартует новый сезон. Вам понятно, в какой точке находится команда по отношению к соперникам?

Соколов: - Не совсем. Знаете, как в легкой атлетике бывает? Спортсмен готовится на мировой рекорд, а потом выясняется, что кто-то другой готов еще лучше. В прошлом сезоне мы набирали призовые места по всем фронтам - побеждали на этапах Кубка мира, Кубка Европы, активно накатывали юниоров. В этом году для нас по-настоящему важен юниорский чемпионат мира и улучшение позиций второго и третьего пилотов на взрослом чемпионате мира.

То же самое касается скелетона. Ближайшие два сезона посвятим отбору олимпийского состава. Уже в 2013-м назовем конкретные имена спортсменов и один запасной экипаж, которые будут готовиться к Играм. Делаем это, чтобы не дергать лучших отборами, избежав тем самым двухпикового варианта подготовки к Сочи.

- Правда, что федерация ввела систему грантов за призовые места на этапах Кубка мира?

Беджамов: - Правда. Премии получают не только спортсмены. Тренеры сборной, личные тренеры, врачи, обслуживающий персонал. Каждая медаль - это и их успех. Порядок сумм призовых не назову. Это наше внутреннее дело.

Соколов: - Призовые достойные. Это я вам как главный тренер говорю.

- Зачем сборной России сразу три конструктора - австриец Йохан Вальнер и немцы братья Зингер и Франц Виммер?

Беджамов: - Создаем между ними здоровую конкуренцию. Вальнер - наш механик, фактически он член команды. Естественно, ему хочется получить приоритет в обеспечении сборной техникой, но при этом он спокойно относится к необходимости конкурировать с немцами.

- К олимпийскому сезону у сборной останется лишь один конструктор. Как станете выбирать?

- По результатам. А как еще? Примем, конечно, к сведению и мнения спортсменов с тренерами.

Соколов: - На самом деле косвенный фактор тоже есть. Вальнер - австриец. А австрийская команда не вызывает у нас серьезных опасений в качестве соперника. Вальнер работает с нами, он заинтересован в том, чтобы Россия выигрывала. Австриец очень хорошо себя зарекомендовал в прошлом сезоне как механик. Он может изготавливать дорогостоящие запчасти к бобам и продавать нам по ценам ниже рыночных. Плюс у него есть перевозное оборудование, а для нас это очень важно. Во-первых, мы проводим за рубежом по нескольку месяцев подряд. Во-вторых, используем стандартные модели бобов, которые необходимо доводить до ума. Эксклюзивно для нас бобы пока никто не делает.

Беджамов: - Думаю, это временная ситуация. У немецких конструкторов к нам в прошлом почему-то сложилось пессимистичное отношение. Но сейчас выгоды от сотрудничества с нами для них очевидны. Будучи фирмами, заинтересованными в реализации своей продукции, они на нас не только могут заработать, но и свой престиж с деловой репутацией поднять.

В САНКТ-МОРИЦЕ ЖИВАЯ ОЧЕРЕДЬ НА ТАКСИ-БОБ

- Когда команда планирует впервые выйти на лед в Сочи?

Соколов: - Министерство спорта и "Олимпстрой" запланировали срок сдачи трассы в эксплуатацию на март.

Беджамов: - Там будет целый спорткомплекс, с залом для легкой атлетики, залом штанги. Плюс разгонная эстакада. Все для спортсменов - только тренируйся и давай рекорды. Мы сейчас заняты разработкой программы экспериментальных работ на трассе. Но это пока закрытая информация.

- В сборную вернулся Олег Сухорученко, который возглавлял ее еще в Турине-2006. Как понимаю, он как раз и будет отвечать за тестирование сочинской трассы?

Соколов: - Сухорученко будет в этом году работать и с командой на ключевых стартах сезона. Глупо не использовать его опыт. Но когда сдадут трассу в Сочи, она станет его основным местом работы. Нюансы трассы он знает как никто другой, так как работал в "Олимпстрое" по ходу ее проектирования.

- У вас вообще с "Олимпстроем" хороший контакт?

Беджамов: - Федерация создала рабочую группу, которая не пропускает ни одного совещания "Олимпстроя". Пишем им свои пожелания. Надеемся, что они будут учтены. К сожалению, проектировалась трасса давно, и я не знаю, каково было участие прежних руководителей федерации в этом процессе. Есть кое-какие нюансы, которые нельзя изменить. Сейчас мы пытаемся сделать максимум для того, что трасса в Сочи в дальнейшем использовалась для международных соревнований.

- Каких?

- Есть задумка подать заявку Сочи на чемпионат мира 2016 года. А этап Кубка мира там до Игр пройдет и так - в качестве тестового турнира. В идеале России нужно иметь две трассы, годные для Кубка мира, - Парамоново и Сочи. Но пока что использовать Парамоново мы не можем. Чтобы запустить на эту трассу бобы-четверки, надо сначала внести коррективы в желоб, а потом провести гомологацию специалистами FIBT.

Трасса должна быть максимально безопасной потому, что ее вполне можно содержать за счет бизнеса, как это принято на Западе. Соревнования ведь не идут одно за другим. Выход - такси-боб. В Санкт-Морице стоит живая очередь из людей, желающих прокатиться. В Парамонове это тоже возможно. Людям хочется экстремального опыта. Нужно только исправить недочеты.

Соколов: - А трасса во Франции настолько посещаема туристами, что ей даже соревнования не нужны, чтобы себя окупать. В этом году туда перенесли из Чезаны этап Кубка мира, так французы еще упирались. Из-за этого этапа они теряют живые деньги.

- Какие отношения сейчас у вашей федерации с FIBT?

Беджамов: - Хорошие. Быть одним из лидеров вида спорта и не участвовать при этом в жизни международной федерации - неправильно. Год назад там поменялось руководство, президентом FIBT стал итальянец Иво Ферриани, активный и крайне коммуникабельный человек. Наша задача - привлечь к работе в FIBT российских специалистов. Опять-таки, сделать это не для галочки. Это будут не энтузиасты, а хорошо обученные люди, для которых работа в FIBT станет полноценной деятельностью.

- Какова долгосрочная цель? Нейтрализовать мощное немецкое лобби в FIBT?

- Речь не идет о наших узких интересах. Просто мы видим, что бобслей стал менее привлекательным для телезрителя, менее смотрибельным. Я не из пальца это высосал, есть рейтинги и другая статистика, с которой не поспоришь. Интерес к бобслею будет расти тогда, когда люди, включая телетрансляцию, не будут знать, кто сегодня победит - русские, немцы или швейцарцы. Тогда и наши победы будут намного значимее и престижнее.

Сергей БУТОВ

Источник: Спорт Экспресс http://winter.sport-express.ru/bobsleigh/reviews/18233/