Новости

11.10.2011 Александр Третьяков: «На улице меня узнали всего лишь однажды»

Главным впечатлением, оставшимся после нашего общения со скелетонистом Александром Третьяковым, оказалась скромность собеседника. Что само по себе удивительно. Став обладателем Кубка мира, чемпионом Европы и бронзовым призёром Олимпийских игр в спорте, в котором у россиян таких достижений не было никогда, и являясь фигурой публичной, он, создаётся впечатление, не изменился ни капли. И если бы я начал описывать эмоции Александра во время нашей беседы, то абсолютно в каждом его ответе пришлось бы добавлять уточнение: смеётся или улыбается. В общем, это интервью - с простым и очень хорошим парнем.

- Александр, ощущаете себя человеком популярным, известным?

- Трудно сказать. Иногда - да, иногда - нет. Когда приглашают на различные мероприятия, то подобное чувство появляется, а всё остальное время ничем, пожалуй, не отличаюсь от обычных людей. На улице меня только однажды узнали, подошли в магазине, и было это сразу после Олимпиады.

- После успешного выступления в Ванкувере, внимания скелетону в России стали уделять больше?

- Навряд ли. В принципе, мало что изменилось. Хотя, конечно, людей, которые заинтересовались этим видом спорта, стало больше. Радует, что количество ребят, потянувшихся в секции, увеличилось.

- Знаю, что Вы внимательно следите за результатами встреч футбольного Енисея. За те полтора месяца, что находились дома, удалось посетить Центральный стадион, увидеть игру красноярцев воочию?

- Да. Побывал на матче Енисея с новосибирской Сибирью. Встреча завершилась вничью. Но, я считаю, наши ребята нормально сыграли.

- Но, тем не менее, любимым игровым видом спорта для Вас остаётся хоккей с шайбой, который стал таковым после того, как побывали на матче НХЛ?

- Это был поединок между Калгари и Анахаймом. Очень впечатлило то, что увидел. И в плане игры, и в плане шоу, разумеется. Всё оказалось настолько ярким, красочным, с хорошим музыкальным сопровождением, что эмоции, не скрою, захлестнули. Двадцатитысячная арена была переполнена. Я просто не понимаю, как можно, увидев такое, не полюбить хоккей. Когда вернулись в Россию, нередко после этого ходил на матчи с участием Динамо, Спартака и других наших команд. Даже если проездом бываю в каком-то городе, где должна состояться хоккейная игра, стараюсь побывать на ней. Но из-за загруженности удаётся это, к сожалению, далеко не всегда.

- Правда, что из российских клубов болеете за омский Авангард?

- Да. И руководствуюсь при этом исключительно географическим принципом - переживаю и желаю победы представителям Сибири.

- Как восприняли известие о трагедии, случившейся с ярославским Локомотивом?

- Я смотрел матч открытия Континентальной хоккейной лиги, когда его прервали и сообщили о беде. Сначала попросту не поверил. Впрочем, и потом ещё долго не мог осознать случившееся. За некоторыми игроками этой команды, в частности за Паволом Демитрой и Яном Мареком, я следил особенно.

- В Интернете натолкнулся на характеристику, в которой эксперты отмечают, что обладая самым быстрым разгоном в скелетоне, Вы при этом не отличаетесь стабильностью пилотирования и можете провалить один из спусков. Согласны?

- Такая нестабильность, на самом деле, характерна для всех скелетонистов. Я могу и два спуска проехать ровно, и выиграть - дело случая. Редко бывает, когда спортсмен становится первым в обоих заездах. Только у Дукурса в этом году так получалось. А в основном лидер после первого заезда сменяется. И со мной подобное случалось. После первого заезда я шёл далеко от тройки лидеров, а благодаря второму - выигрывал. Понимаете, это - особенности скелетона. А что касается разгона, то мы с Дукурсом бодаемся здесь очень упрямо, у нас почти одинаковый старт. Но пока я его здесь всегда побеждал.

- Ваша супруга тоже занималась скелетоном. После соревнований обсуждаете вместе с ней, разбираете детали и нюансы выступления?

- У нас этапы Кубка мира идут друг за другом. Поэтому дома сразу после турниров я не бываю. И общаемся мы по телефону - тут уж не до разбора деталей. Она даёт больше психологические советы - вроде надо успокоиться, не нервничай.

- Как отнеслись, что почувствовали, узнав о трагической смерти грузинского саночника Нодара Кумариташвили во время его тренировочного заезда на Олимпиаде 2010 года?

- Жаль совсем ещё молодого парня. Проектировщики предупреждали, что место, где случилось несчастье, очень опасное. Говорили, что его необходимо огораживать, потому что падали там многие. Это - последний вираж, скорости просто космические, более 140 километров в час. Он, судя по всему, просто отключился. Там резко в лёд прижимает, и неопытные спортсмены могут теряться. Но у нас даже после этой трагедии опасений не было: все - профессионалы, знают, что нужно делать. Даже если вырубило, то плечи в любом случае работают как надо.

- Круг Вашего общения состоит примерно из 20 человек, в числе которых скелетонисты, саночники и бобслеисты. А зажигает в этой компании олимпийский чемпион канадец Джон Мантгомери.

- Честно говоря, он стал гораздо спокойнее. Может, повзрослел после Ванкувера резко, но, вероятнее всего, это связано с его женитьбой. Как раньше, Джон теперь больше не зажигает.

- Сейчас у Вас зрение - минус четыре, а при минус шести в скелетоне спортсмена к соревнованиям не допускают. В чём ограничиваете себя, чтобы избежать подобных проблем?

- Регулярно делаю зарядку для глаз. Употребляю чернику, различные витамины.

- И за компьютерными играми меньше времени проводите?

- Конечно. Целый день за монитором я не пропадаю. Часок поиграю, отдохну... Стараюсь быть осторожнее и внимательнее с этим.

- Когда поступали в университет, вероятно, вовсе не предполагали, что у Вас сложится столь удачная карьера в скелетоне. Нынче в спорте у Вас полный порядок. Зачем тогда пошли ещё и в аспирантуру?

- Свободного времени хоть и мало, но хочется, чтобы и оно тоже было занято чем-то интересным, нужным. В университете предложили остаться, надеюсь, не только ради имени или для рекламы. Решил: ладно, мне несложно.

- Правда ли, что даже спортивные достижения поблажек Вам в университете не давали?

- Это точно. Разве только что не отчисляли. Поблажка состояла, наверное, только в одном: мне предоставляли возможность сдавать зачёты и экзамены несколько запоздало - зимнюю сессию я мог закрывать летом. Но там ведь, собственно, и летняя уже начиналась. Так что порой одна сессионная сдача тут же накладывалась на другую.

- Читал, что Вашим хобби является рисование.

- Рисовать мне действительно нравится. Но это увлечение тоже непосредственно связано со скелетоном. Нам нужно трассы изображать, вот я и беру ручку или карандаш в руки, прорисовываю траектории, так, чтобы это было как можно лучше, красивее...

- Вы романтик?

- Даже не знаю. Наверное.

Источник: Городские новости