Новости

28.02.2011 Недотолкались


После того как неделю назад Зубков и Воевода завоевали в Кенигзее золото, главный тренер сборной Олег Соколов на эмоциях сказал, что, мол, и в четверке победа вполне реальна. До первых заездов в это охотно верилось. Однако по сумме двух первых попыток, состоявшихся в субботу, отставание россиян от лидера - четверки пилота Мануэла Махаты - составило 0,34, и приходилось признать, что соперничать с немцами можно, лишь сильно превосходя их в разгоне. Одна беда: разогнаться быстрее у Зубкова и его партнеров оба раза не получилось.

Думаю, мысль о Воеводе - легендарном разгоняющем российских бобов - пришла в этот момент в голову многим. В конце концов, именно он был соавтором олимпийского серебра четверки Зубкова в 2006-м в Турине, а здесь, в Кенигзее, стал вместе с Александром чемпионом мира в двойке.

Но если бы паззл складывался так просто!

Ввести в состав экипажа нового разгоняющего - это как минимум три недели совместных тренировок. Нельзя сказать, что мысль поставить Алексея в сильнейший экипаж не появлялась у российских тренеров. Но первые же попытки обернулись кучей сопутствующих проблем. Воевода - разгоняющий на загляденье. То есть крупный. А вес боба-четверки вместе с экипажем имеет жесткое ограничение - 630 кг. При этом сам снаряд должен весить 210 кг. Другими словами, присутствие Воеводы в экипаже потребовало бы от двух других разгоняющих похудеть на несколько килограммов. Делать это непосредственно перед выступлением нельзя: спешное похудение всегда приводит к потере физических кондиций. То есть по большому счету не имеет смысла.

Немаловажно и другое: сам Воевода не раз давал понять тренерам, что совершено не горит желанием выступать помимо двойки еще и в четверке. А желание спортсмена (к тому же столь авторитетного и титулованного) со счетов не сбросишь.

Вполне допускаю, что нежелание Воеводы гоняться в четверке - чистой воды честолюбие. Двойка - это, как правило, два спортсмена на равных. А четверку в бобслее принято именовать по имени пилота. Четверка Махаты, например. Или четверка Зубкова. Судя по тому, что именно Александру принадлежит право решающего голоса при отборе тренеров, механика и даже массажиста, он в своей четверке, как говорится, царь, бог и воинский начальник.

Ну, и зачем все это Воеводе?

На самом деле - жаль, если это так на самом деле. Классный разгоняющий - элитная фигура. Как говорят в бобслее, на то, чтобы разгоняющий научился "не мешать" пилоту на трассе, уходит года два-три. А вот для того, чтобы он помогал пилоту, чувствуя партнеров на грани подсознания, иногда требуется добрый десяток лет. Ведь угнездившись в бобе после разгона в максимально "аэродинамичной" (и далеко не всегда комфортной) позе, разгоняющий уже не может позволить себе ни малейших "нечаянных" движений, иначе снаряд тут же пойдет по желобу юзом.

Традиционная проблема с разгоном применительно к российским бобслеистам заключается еще и в том, что все пилоты, как правило, приходят в этот вид спорта из саней. В то время как у немцев пилоты традиционно "выходят" из разгоняющих. И как следствие, они сильнее физически. Правда, тут стоит вспомнить одну показательную историю, имевшую место примерно за год до Игр в Ванкувере. Лидер мирового бобслея Андре Ланге (в итоге ушедший из спорта в ранге четырехкратного олимпийского чемпиона) травмировал колено и на нескольких турнирах подряд усаживался в боб прямо на старте, оставляя партнерам обязанность разгонять сильно потяжелевший снаряд втроем. И даже при этом немцы ухитрялись показывать при разгоне более высокие результаты, нежели это выходило у их соперников.

Но вернемся в Кенигзее.

Два других российских экипажа, выступающие в турнире четверок, тоже по-своему примечательны. Дмитрий Степушкин из команды Александра Касьянова несколько раз выступал в четверке с Зубковым, был третьим на чемпионате мира-2003 в Лейк-Плэсиде и вторым на мировом первенстве-2008 в Альтенберге. Перед Играми в Турине Степушкин получил травму и из-за этого был вынужден покинуть основной экипаж.

Петр Моисеев и Сергей Прудников из четверки пилота Алексея Горлачева дважды в разное время становились чемпионами мира среди юниоров. На последнем мировом первенстве они выступали в четверке с Алексеем Киреевым и Никитой Захаровым и заняли третье место. При этом боролись за то, чтобы победить и тем самым не дать возможности немцам выставить в Кенигзее четыре экипажа: по правилам Международной федерации бобслея, победители юниорского мирового первенства имеют право на то, чтобы приехать на взрослый чемпионат мира своеобразным "довеском" к трем основным командам.

Но победить не получилось. "Довеском" в Кенигзее отправились 23-летний немец Максимилиан Арндт и его весьма примечательная компания разгоняющих, в которой оказались сразу два олимпийских чемпиона, выступавших с легендарным Андре Ланге, - Александр Редигер и Мартин Путце. Вследствие их совместных усилий "Германия-4" поделила во втором заезде второе-третье место с "Германией-2", а в общем зачете после первых двух попыток уверенно шла шестой, опережая соотечественников - "Германию-3", а также два российских экипажа, на счету которых оказались, соответственно, девятый (+0,72) и 12-й (+0,92) результаты.

Что же касается основной российской четверки, то заключительный тренировочный день сложился для нее несколько проблематично: в последнем заезде не захлопнулась одна из ручек боба, и ее почти сразу снесло при незначительном столкновении снаряда с рекламным щитом. Не бог весть какая поломка, если учесть, что гараж-мастерскую, позволяющую производить мелкий ремонт бобов, российские специалисты развернули в резервном, "летнем" ресторане своего же отеля, но было немножко неприятно, что чемпионат мира начался с этого.

С другой стороны, случись казус с ручкой во время соревновательного заезда, команду вообще могли бы снять с соревнований, как предписывают правила бобслея.

К началу вчерашних заездов над стадионом неожиданно зарядил густой снег, но даже это не поколебало надежд многочисленных немецких болельщиков увидеть убедительную победу "своего" Махаты. Пожалуй, не было в Кенигзее ни одного спортсмена, кто мог бы похвастаться столь доскональным знанием местной трассы. Если про цирковых детей любят говорить "родился в опилках", то Махата, можно сказать, родился в этом самом желобе - в Кенигзее. И проехать по нему с лучшим результатом Мануэл, подозреваю, способен даже в кромешной тьме. Такова, увы, специфика "домашних" трасс.

Третья позиция экипажа Зубкова вовсе не означала, что бронза мирового первенства автоматически достанется россиянам. Вплотную за ними с отставанием всего в 0,04 после первых двух попыток пристроился экипаж "США-1" под предводительством олимпийского чемпиона Стива Холкомба. Со времен Игр в Ванкувере в экипаже сменился лишь один человек (Стива Месслера заменил Стив Лэнгтон), но три олимпийских чемпиона в одном, как говорится, "флаконе" - серьезная сила. Ибо это не титул. А прежде всего характер.

Короче, вчерашняя битва за подиум имела перспективу стать достаточно кровавой. И наверняка получилась бы именно такой, если бы не внезапный снегопад.

Такая погода всегда замедляет скольжение. Как следствие, результаты заметно снизились даже у Махаты: в субботу он дважды "выехал" из 49 секунд, а первое воскресное время составило 49,26. Снежная "прибавка" составила у всех без исключения экипажей порядка 0,5, но очередность лидеров осталась без изменений. Что же касается отрыва сильнейшей российской четверки от американцев, то он увеличился до 0,11.

Тем обиднее оказалось итоговое поражение: в заключительном заезде "Россия-1" бронзу все-таки упустила, показав в решающей попытке всего лишь восьмое время.

Ну а истинным героем финала, с точки зрения болельщицких симпатий, стал не только Махата, но и Арндт, разделивший четвертое место чемпионата с сильнейшим российским экипажем. Немцам вообще оставалось отчаянно позавидовать: в первую десятку (а точнее - семерку) вошли все четыре команды этой страны.

Автор: Елена Вайцеховская Ссылка: http://winter.sport-express.ru/bobsleigh/reviews/11911/


Переслать Распечатать