Новости

16.02.2011 Сергей Чудинов: «На таком льду, который нам дают немцы, особо ничего не отработаешь»

В нынешнем сезоне в сборной России по скелетону появился еще один спортсмен высочайшего уровня. 27-летний Сергей Чудинов одержал первую победу на этапе Кубка мира в карьере, а затем еще несколько раз поднимался на подиум. Так что в общем зачете Кубка мира финишировал пусть и на самом обидном четвертом месте, но зато на самом высоком для себя. Причем именно Чудинов стал лучшим из россиян по итогам мирового Кубка. Олимпийский призер Ванкувера Александр Третьяков расположился на пятой строчке. Впереди у скелетонистов остался главный старт сезона— чемпионат мира, который пройдет на немецкой трассе в Кенигзее с 18 по 28 февраля. О своих успехах и целях на мировом первенстве Сергей Чудинов рассказал GZT.RU.

В этом году вы проводите лучший сезон в карьере. На чемпионат мира силы остались?

Конечно, остались, на него и рассчитываем. Этапы Кубка мира— это проходящие соревнования, а чемпионат мира— это как Олимпийские игры. Постарались подойти к нему на пике формы. Последние два этапа, правда, у нас были неудачные. Поскольку своей базы у нас нет, приходится все отрабатывать, экспериментировать на соревнованиях. Поэтому что-то удается, что-то— нет.

Наверное, и волноваться будете теперь сильнее, поскольку претендуете на медали?

Не знаю, не сказал бы. Все-таки опыт выступления на самых крупных стартах вполне приличный. Просто выходишь и показываешь все, что ты можешь. Главное— побороться с собой.

Чего ожидаете от предстоящего первенства планеты?

Загадывать не очень хочется, чтоб не сглазить. Но, конечно, поборемся за медали.

То, что чемпионат пройдет в Германии, наверное, не очень хорошо для нас? С немцами возможно бороться на их территории?

Разумеется, это не очень хорошо. С ними везде бороться непросто, а на их родине— тем более. У них очень большой накат на этой трассе. Тем не менее Винтерберг — тоже немецкая трасса, да и в Австрии, можно сказать, немецкая трасса. Однако мы их там наказали в этом сезоне. У нас ведь в Парамоново тоже есть санно-бобслейная трасса. Вы ее пока не опробовали?

Нет, и пробовать не хотим. Кубок мира по саням транслировали, а я же занимался санями, поэтому хорошо представляю себе, что это такое. Так вот, эта трасса мне напомнила деревянные трассы, которые были еще в СССР в 1970-х годах. Это единственная трасса, где так ездят даже саночники. На других трассах так не ездят, техника прохождения трассы совсем другая. В Парамоново проводили Кубок Балтии по скелетону, но мы в нем не участвовали. Там выступала наша молодежь, какие-то опытные американцы приезжали. Но никто не в восторге от нее, даже саночники.

Что в этой трассе не так? Чем она вас не устраивает?

Она просто неправильная. Если сравнивать с конькобежным спортом, то это все равно, если бы конькобежцы бегали не по овалу, а по квадрату. Вроде тот же самый лед, бегайте, но это ведь совсем другое дело. Входы и выходы из виражей на этой трассе все квадратные, неудобные. Так никто не строит, а наши решили почему-то так построить. Ее капитально надо переделывать. Там можно только какие-то детские соревнования проводить.

Как вам нравится трасса в Кенигзее? В чем ее особенности?

Трасса своеобразная. Здесь есть кривая прямая без виражей. Много моментов, где можно ошибиться. Коварная трасса. Но я залезал здесь уже в шестерку на Кубке мира два года назад. В принципе мне такие трассы нравятся. Есть, где разогнаться, есть, где нагнать.

Вы уже давно находитесь на сборе в Германии. Условия для тренировок немцы создают приемлемые?

В Кенигзее мы провели пока только одну официальную тренировку. А до этого у нас был сбор в Винтерберге. Но надо иметь в виду, что если нам дают трассу, то в плохом состоянии. Рабочих на трассе мало, лед не тот, который на соревнованиях, его не чистят, не убирают. Время не то, скорости не те. Вроде катаемся, но на таком льду особо ничего не отработаешь. Даже у латышей есть своя трасса, а в России— нет.

Довольны ли вы своим нынешнем скелетоном?

В этом году я гораздо больше доволен своим скелетоном, чем в прошлом. В олимпийском сезоне у меня было два скелетона. В итоге один был кривой, другой гнутый, как выяснилось в конце сезона, после Олимпиады. Начали анализировать, почему такие плохие результаты показывал, оказалось, что в том числе из-за скелетонов. Мы полностью разобрали скелетон, и выявились минусы.

На следующий сезон оставите старый скелетон?

Нет, они у нас не долговечные, максимум, на сезон хватает. Нужно будет менять. А сейчас еще ходят слухи, что такие скелетоны, как делает Дукурс для нас, хотят отменить на следующий год. И мы даже не знаем, где вообще брать скелетоны. Голову сейчас ломаем над этим. У меня есть и свои задумки, потому что давно уже в этом виде спорта. Я могу и сам сделать проект скелетона, только строить у нас некому.

В общем зачете Кубка мира вы опередили своего более титулованного соотечественника. Довольны четвертым местом?

В начале сезона настраивался, надеялся на лучшее. Конечно, с одной стороны, я поднялся в общем зачете, но с другой, четвертое место— самое обидное. Как деревянная медаль. Но это все из-за того, что у нас был провал в Швейцарии. Там своеобразная трасса, естественный лед. Под эту трассу нужны специальные коньки. Мы не стали ничего изобретать, потому что такая трасса только в Швейцарии. А с нашими коньками шансов не было никаких. Мы понимали, на что идем.

В следующем году будете менять коньки на этап в Швейцарии? Ведь эта недоработка, возможно, стоила вам места в тройке.

Вообще у нас этапы Кубка мира — проходящие соревнования. Занятое место в общем зачете Кубка мира дает право стартовать на чемпионате мира под тем номером, каким ты завершил Кубок мира. То есть я буду стартовать в Кенигзее четвертым в первом заезде. Чем раньше ты стартуешь, тем лучше, потому что с каждым участником лед портится. Но больше никаких преимуществ место в общем зачете не дает.

Все-таки в этом сезоне вам не хватало стабильности. Это следующий этап вашего развития?

Я бы не сказал, что стабильности не хватило. Я же говорю, у нас своей базы нет, приходится тестировать коньки, инвентарь на этапах Кубка мира. А тут погода одна— одни коньки нужны, под другую погоду— другие коньки нужны. А у нас нет еще достаточного опыта, чтобы точно определять, когда какие коньки ставить. В процессе соревнований что-нибудь выявляем. Не всегда правильно все получается.

Уже задумываетесь об Олимпиаде в Сочи?

Да, посещают такие мысли. Хочется свой скелетон собрать, накатать его. Все-таки наша трасса будет, можно будет его накатать. Те же канадцы специально за два года до Олимпиады построили трассу, чтобы тренироваться на ней, а у нас пока не понятно, когда трасса будет готова. Плюс, вроде ее будут проектировать и строить немцы. А это значит, что у самих немцев этот проект трассы уже наверняка есть. Их спортсмены получат представление о ней раньше нас.

Автор: Екатерина Конова